Денис Глухов

А ведь меня могло и не быть… Могли не родиться моя мама, мой папа, а значит, и я. И всё потому, что была война.

Мой дедушка, Александр Акимович Алексеев, служил в особых войсках НКВД. О его службе нельзя было рассказывать. Поэтому документов сохранилось мало. И фотографий тоже. Но память о нём в нашей семье сохраняется. На фотографии у него на груди много орденов и медалей, которые он заслужил в дни Великой Отечественной войны. Один из них, Орден "Красной Звезды", дают за личное мужество и отвагу. Много хорошего сделал он для людей и в мирное время.

О его жене, моей бабушке Вере Семёновне Алексеевой, я знаю чуть больше. У неё была очень непростая жизнь. Шёл 1941 год. Немецкие войска подступали к нашему городу. Многие жители покидали город, эвакуировались. Бабушку, как жену военнослужащего (дед был на фронте), направили в город Горький (теперь – Нижний Новгород). Ей очень трудно было отправляться в дорогу. У Веры Семёновны был пятилетний сын и через месяц должна была родиться (как мы теперь знаем) моя мама.

В самом начале пути под городом Торопцем Калининской области состав, в котором ехали мирные люди, подвергся бомбежке немецких самолетов. Люди в панике прыгали из вагонов на землю и бежали к лесу. Моя бабушка тоже прыгнула на насыпь, но бежать уже не смогла, резкая боль пронзила живот. У насыпи росла одинокая берёзка. К ней и прислонилась женщина с мальчиком. «Умирать, так всем вместе», - решила бабушка и крепко прижала к животу сына.

Вражеские самолёты низко летали и расстреливали убегавших людей. Над ними тоже пролетел самолёт. Бабушка рассказывала потом, что даже видела лицо лётчика. Пулемётная очередь пронеслась по листьям берёзы. На бабушку с сыном лётчик то ли пожалел патронов, то ли они кончились. Самолёты, закончив кровавое дело, улетели. Вокруг было много убитых и раненых. Через несколько часов путь был восстановлен. Эвакуируемые добрались до места назначения.

Там, на станции Шахунья в Горьковской области, 9 ноября 1941 года и родилась моя мама Светлана. А могло быть иначе…Война не щадила ни детей, ни взрослых. После Победы бабушка с детьми вернулась в Великие Луки. Сюда же пришёл с фронта дед, Александр Акимович. Свою дочь он увидел уже большой девочкой. Мама помнит, как выглядел наш город сразу после войны.

Историю рождения моей мамы знают в нашей семье все. Светлана Александровна сейчас сожалеет, что очень мало интересовалась о жизни своих родителей во время войны. Да и взрослые не очень любили вспоминать о тех трудных годах. Но в семье бережно хранят некоторые фотографии того времени.

Интересно переплелась судьба моих бабушек – матерей мамы и отца. Не зная друг друга, они с детьми переживали эвакуацию в поселке Шахунья Горьковской области. Александра Ивановна Глухова была женой политрука Арона Яковлевича Гладштейна. В середине тридцатых годов киевлянин Арон Гладштейн был направлен работником райкома ВЛКСМ в Нелидово. Здесь и сложилась комсомольская семья.

У молодых родился сын Олег. Но мирной и спокойной жизни помещала война с Финляндией. Арон Яковлевич с первых дней на фронте. Не часто приходили письма, а в феврале 1940 года совсем перестали приходить. Александра Ивановна узнала, что в бою у высоты Безымянной Арон повёл бойцов на штурм укреплений и был тяжело ранен. Он умер в санбате 24 февраля 1940 года. Захоронен мой дедушка на берегу озера Каух Явро в Финляндии. О нём есть запись в Книге Памяти Псковской области.

Летом 1941 года началась Великая Отечественная война. Немцы бомбили Нелидово. Александре Ивановне поручают вывезти партийный архив в Горьковскую область. Она отправилась в трудный путь с годовалым сыном и семилетней сестрой. По дороге их часто бомбили, обстреливали из самолётов. Александра Ивановна поранила ногу. Должную помощь оказать было невозможно. Хромота осталась на всю жизнь.

В поселке Шахунья Александру Ивановну назначили директором школы. Она организовала обучение эвакуированных детей. Мы храним фотографию бабушки с учениками начальной школы. Интересно, как сложилась их жизнь. Бабушке не было ещё тридцати лет, а её по рекомендации партии там же, в Шахунье, назначили председателем местного колхоза. Конечно, было очень трудно.

Осенью 1943 года Александра Ивановна с детьми вернулась в Великие Луки. Город был полностью разрушен, необходимо было строить его заново. Сначала жили у подруги в полуразрушенном доме на проспекте Октябрьском. Когда пленные немцы построили несколько двухэтажных домов на улице Энгельса, Александре Ивановне выделили одну комнату. В 1944 году ей предложили работать в обкоме ВКП(б). Бабушка прожила трудную, но очень яркую жизнь. Её не стало в 2003 году. Мы все вспоминаем Александру Ивановну с благодарностью.

Эта краткая история моей семьи собрана и изложена ныне живущими потомками, мной, Денисом Глуховым, и моим сыном, Андреем.

Выражаем благодарность за помощь в создании, нашим родителям, бабушкам и дедушкам.