Степан Зайцев

Нашу семью война тоже не обошла стороной. Мой дед Петр Степанович Зайцев ушел на фронт в 1943 году, воевал в Карелии. Вернулся домой в звании младшего лейтенанта. Получил в боях за Родину ранения и заслуженные награды.

Много историй поведал он нам про свои тяжелые фронтовые будни. Одной из них хочу поделиться.

Получилось так…. Я чересчур храбрым оказался: «Ура! За мной! Вперед!». А потом оглянулся, а батальон отступает, залег. И только поднялся – пулеметная очередь. Сначала мне в руку пуля попала. Главное, что в мягкие ткани. В руке граната была, хорошо, что чека не вынута. А потом уже и в левое бедро пуля попала. Чувствую, что не подняться. Свалился и лежу. Наступила полудрема.

Через какое-то время услышал автоматные очереди. Немцы ходят и достреливают наших солдат. Ко мне подошли. Что-то их остановило возле меня. Не знаю…Я ничего не понимаю. Подняли, под руки поддерживают. Вывели на дорогу. Тут недалеко дорога шоссейная была, по которой они отступали из Финляндии в сторону Норвегии. Посадили в машину, повезли. Недалеко оказался домик. Остановились. Офицер сказал только: «Какой полк? Все, садитесь там, в угол». Потом другая машина подошла. Посадили в нее и в лазарет. Вот не помню название городка. Под городком лазарет был.

Приехали, завели в дом. Врач уже одетый, машина его ждет. А меня привели, просят посмотреть. Тот послушал, посмотрел наскоро, что-то сказал и уехал. Это уже потом рассказал мне санитар, он из наших, тоже бывшим раненым оказался, что врач велел дать усиленную дозу снотворного, «чтобы не мучился, он не жилец». Пуля прошла живот насквозь и прощупывалась под кожей в правом боку. А вот этот санитар пожалел меня. Может, если бы я сильно стонал, кричал, то по-другому бы сложилось. А так… Больно, охаю тихонько.

А немцев нет. Мы где-то дня три, наверное, жили ничейные. Немцы уехали, русские еще не подошли. Хорошо, что там продукты были. Сами, ходячие, все готовили. Ели, все было нормально. Ну а потом, когда наши прибыли, начали сортировать. И, где-то сутки или двое в полевом госпитале в палатке пробыл уже. Нас перевезли с немецкой на нашу территорию.

Вот интересное дело: пуля прошила меня насквозь, прошла через весь живот и не повредила ни один орган. Она прошла между органами. Пока ее не удалили, я сам прощупывал ее в правом боку. Было потом долгое лечение в пяти госпиталях. Но я жив.

У деда родились на свет дети, внуки, правнуки. Вот так сложилась его жизнь.