Юлия Вайшнарович

Псковская область - это многострадальная земля, где все напоминает о войне. В какой бы лес ни зашел, по каким бы дорогам ни прошел. Мой отец, Александр Егорович Пелагеев, уроженец Псковской области, Пустошкинского района, 1939 года рождения. Он был совсем маленьким, когда началась война. 12 июля 1941 года в Пустошку уже вошли фашисты. Моему отцу было 1,5 года. Жили они на хуторе, 4 дома (все родственные семьи) старики, женщины, дети.

Мой дед, Егор Алексеевич Пелагеев, коммунист, председатель колхоза, ушел воевать со станции Новосокольники и пропал без вести. Про него мы ничего до сих пор не знаем, и продолжаем искать...

Я бы хотела поделиться некоторыми воспоминаниями моей бабушки. Сразу хочу сказать, что как жена человека при должности, она умела держать язык за зубами и, к сожалению, много не рассказывала.

В этих лесах создавались самые первые партизанские отряды. Первый парад партизанских отрядов состоялся под носом у фашистов, в трех километрах от хутора в деревне Чурилово.

Много партизан и тех, кто помогал им, были расстреляны, повешены буквально в соседнем лесу. А самыми страшными для жителей были карательные операции СС. Карателей боялось не только местное население, но и сами немцы, которые жили в наших домах и присматривали за порядком. Местное население всю оккупацию ютились в хлевах и сараях. Квартиранты кричали: "Матка беги!". И все, кто мог бежать, убегали. Оставались только старики. Убегали в лес, и сидели в окопах иногда днями.

Я знаю и этот лес, и эти окопы, и землянки ... В детстве мне все это показывали. Это ужасно, но моя бабушка одного своего ребенка потеряла в окопе и так и не нашла. Была такая бомбежка, что вероятно малыша засыпало. Выжил только мой отец.

Чистки проводились после каждой операции партизан. Когда эсэсовцы уезжали, хоть как-то можно было жить.

Дорогу от Забелья до Чурилово строили наши военнопленные. По одной из дорог каждый день гнали пленных, на строительство. Дети ночью крошили хлеб на эту дорогу и присыпали песком, чтобы после прохода колонны не было ни одной крошки. Таким образом местные подкармливали наших солдат. Каждый раз, проезжая по той дороге, вспоминаю это... Очень хочу, чтобы это знали и помнили наши дети, внуки, правнуки.

Освободили Пустошку 27 февраля 1944 года.

Я не знаю, что такое война, но очень ее боюсь. Мой отец 2,5 года жил в постоянном страхе, предполагаю, что мне передалось это с генами.

По отцовской линии в нашей семье пятеро жили в блокадном Ленинграде. Всю блокаду работали, строили оборонительные сооружения . Я не буду рассказывать про блокаду, кроме одного момента. Вы бы видели, как они, пережившие блокаду, до последних своих дней картошку чистили. Во-первых долго, а во-вторых кожура была настолько тонкой и невесомой, что просвечивала, как пленка...

Мой дед по линии матери Николай Петрович Груздков, 1924 года рождения, прошел всю войну. Уроженец Владимирской области, Меленковского района, деревни Прудни. Был призван в 1942 и после окончания курсов отправлен на Ленинградский фронт по дороге жизни, по Ладожскому озеру.

Мой дед награжден медалью "За отвагу", "Орденом Славы 3 степени", "Участник прорыва блокады Ленинграда". Он освобождал город Выборг, участвовал в боях в Прибалтике, где награжден второй медалью "За отвагу".

После ожесточенных боев за Гданьск был награжден "Польской медалью" и вступил в партию. Освобождал Польшу и Восточную Пруссию. Войну закончил на острове Рюген в Балтийском море. Домой вернулся в 1947 году. Уже в мирное время Николай Петрович награжден медалью "За доблестный труд".

Удивительно, что участвуя во многих боях, он ни разу не был ранен. Но все же был у него единственный, и очень страшный шрам. Удаление аппендицита в блокадном Ленинграде, без наркоза, на скорую руку. Выпил кружку спирта и закусил ремень ...Страшно даже подумать.

Мой героический дед прожил 92 года. Очень любил приезжать в Ленинград. Для него все там было со слезами на глазах.

Для меня День Победы - это самый главный и любимый Праздник. Каждый год я участвую в шествии Бессмертного полка. Для меня это очень важно. Это единственное, что я могу сделать в память о моих родных. Тем самым я говорю: "Вас уже нет, но есть я. И мы помним".